ЦКІ или Образы медленного счастья

 

   Что означает: от двоих нельзя убежать, двоих нельзя догнать? - вопрошал киевский апокриф ХII века, и ответствовал, -  От смерти невозможно убежать и от старости, а молодость и жизнь невозможно догнать. Художник Петр Бевза не бегал ни от ни за, а живет и работает, по меткому выражению Олега Сидора-Гибелинды, «исповедуя принцип медленного счастия», пытаясь мыслимое осмыслить а чувствуемое переложить на язык «образотворчого мыстецтва» - будь то живопись, ленд-арт (он говорит «дії у довкіллі») или фотография.

   Осенью Бевза намерен показать зрителям свои новые работы под странным названием «Цкі». Все просто, - говорит художник, -  цки древнерусское сокращение слова доски. Именно досками называли в старину иконописцы свои произведения, ибо писались они на дереве, покрытом специальным грунтом – левкасом.

   То что он делает сейчас можно назвать сакральной живописью, а можно современным искусством, это зависит от точки отсчета. Однако, сложность заключается не только в выборе этой точки. Обращение к библейским образам и темам, это попытка десакрализации этих образов и тем, попытка вывести их из функционального пространства действия собственно религии путем введения в пространство современного искусства. Или же это обратный процесс ресакрализации, т.е. восстановление и расширение влияния религии на изобразительное искусство? Вопрос об отнесении обсуждаемых здесь работ Петра Бевзы к сакральной живописи это в том числе и вопрос о том, могут ли они бать религиозно санкционированы.

   Впрочем, художник не претендует ни на роль иконописца на на роль продвинутого нью-эйджера. Исповедуя принцип «искусство вокруг нас», он в прямом смысле использует для создания образа то что «под ногами», а именно домотканые коврики, которые выступают в качестве своеобразных «окладов». В привычной схеме сакральной изобразительности оклад должен быть золотым, ибо именно золотой фон символизирует Вечность. Бевза нам говорит – Вечность у нас под ногами. Ее, кроме Создателя, Евангелистов, отцов церкви и других достойных людей создавали наши родители и родители наших родителей. Возможно, позже кто-то скажет что ее создавали мы.

   Художник пишет свои образы, не придерживаясь установленных нынче канонов изображения, апеллируя к византийским палеологовским и раннеитальянским образцам. Ему нравится Джунта Пизано, Дуччо Буонинсенья, Симоне Мартини и безымянные мастера создававшие Равеннские мозаики. Названия работ у него несколько непривычные: «Католическая Богородица», «Богородица-Будда», но мы простим художнику некоторую прямолинейность и назовем ее чесностью. Ведь Петр Бевза считает что суть всех религий одна – помочь человеку осмыслить свое высшее Я, ибо расстояние от человека к Богу это расстояние от человека к осознанию самого себя.  

 

Александр Лучак